ТЕМА НЕЧИСТОЇ СИЛИ В ПОВІСТІ М. В. ГОГОЛЯ „НІЧ НАПЕРЕДОДНІ РІЗДВА“

ТЕМА НЕЧИСТОЇ СИЛИ В ПОВІСТІ М. В. ГОГОЛЯ „НІЧ НАПЕРЕДОДНІ РІЗДВА“

Тема нечистої сили і її місця у житті селян найяскравіше, на наш погляд, використана М.В.Гоголем у повісті „Ніч напередодні Різдва“.

Чорт, який або з'являється перед персонажами повісті, або спостерігає за ними, дуже добре знається в людських хибах та слабкостях. Так, чорт сподiвається, що старий козак Чуб „ленив и не легок на подъем“, вiн не пiде в гості й тому мiсяць йому не потрiбен, а пропажа мiсяця завадить, як хоче чорт, тiльки ковалю. Але чорт помилився: „Так ты, кум, еще не был у дьяка в новой хате? — говорил козак Чуб, выходя из дверей своей избы, сухощавому, высокому, в коротком тулупе, мужику с обросшею бородою, показывавшею, что уже более двух недель не прикасался к ней обломок косы, которым обыкновенные мужики бреют свою бороду за неимением бритвы“.

Цiкаво, що чорт добре знає характер старого козака: полюбляє Чуб лежати на печi. I ще — вiн полюбляє не iсторичнi розповiдi й пiснi, а колядки та пiснi веселих парубкiв. У Чуба впертий характер: „если бы кум не сказал этого, то Чуб, верно бы, решился остаться, но теперь его как будто что-то дергало идти наперекор“. Упертим був i коваль у своїх залицяннях до Оксани: „один только кузнец был упрям и не оставлял своего волокитства, несмотря на то что и с ним поступаемо было ничуть не лучше, как с другими“.

Мати Вакули — вiдьма. Вона спускається по повiтрю, через димар потрапляє до хати. Ось iї портрет: „Мать кузнеца Вакулы имела от роду не больше сорока лет. Она была ни хороша, ни дурна собою. Трудно и быть хорошею в такие годы. Однако ж она так умела причаровывать к себе самых степенных козаков (которым, не мешает, между прочим, заметить, мало было нужды до красоты), что к ней хаживал и голова, и дьяк Осип Никифорович (конечно, если дьячихи не было дома), и козак Корний Чуб, и козак Касьян Свербыгуз. И, к чести ее сказать, что она умела искусно обходиться с ними…“.

Плiтки та чутки про Солоху i вiдьом, а також про рiзну небувальщину плелися селом i тiльки „именитые козаки махали руками, когда слышали такие речи. „Брешут сучьи бабы!“ — бывал обыкновенный ответ их“.

Вакула, який так добре розмальовує церкви i якого страшенно бояться i ненавидять чорти, на слова Чуба „Это я, человек добрый! пришел вам на забаву поколядовать немного под окнами“ сердито вiдповiдає: „Убирайся к черту с своими колядками!…Что же ты стоишь? Слышишь, убирайся сей же час вон!“

Цiкаво поступово проаналiзувати образ Солохи, яка є вiдьмою, має багато коханцiв, вештається з чортом, що „не на шутку разнежился у Солохи: целовал ее руку с такими ужимками, как заседатель у поповны, брался за сердце, охал и сказал напрямик, что если она не согласится удовлетворить его страсти и, как водится, наградить, то он готов на все: кинется в воду, а душу отправит прямо в пекло. Солоха была не так жестока, притом же черт, как известно, действовал с нею заодно…“