Література західноєвропейського середньовіччя - Висоцька Н.О. 2003


Іспанський героїчний епос
Розділ IIІ. Класичний середньовічний епос

Історичний Руй Діас де Бівар - Сід Воїн - був типовим представником свого бурхливого часу. Він з’єднував у собі всі суперечливі риси цієї доби. Належачи до вищої феодальної знаті, він відстоював її інтереси. Його сварки з королем Альфонсом VI були спричинені не одними тільки міркуваннями вищої справедливості або прагненням захистити права простого народу, але в ряді випадків переслідували й егоїстичні цілі. Переможець маврів, у яких він відвоював найбагатшій регіон - Валенсію, історичний Сід одного часу не за страх, а за совість служив мавританському царю Сарагоси і здобув перемогу над своїм колишнім хазяїном графом барселонським. Він був жорстокий з маврами, хоча і виявляв в окремих випадках рідке до них милосердя, не соромився вдаватися до всіляких хитрощів і вивертів.

Але попри всі свої недоліки, обумовлені особливостями того суворого й бурхливого часу, історичний Сід був непересічною людиною, найбільшим діячем Реконкісти в XI столітті. Саме йому належала честь перемоги,здобутої християнами поблизу Валенсії у 1094 році над полчищами альморавидів, покликаних на допомогу з Африки мусульманськими царями, перемоги, що поклала межу просуванню загарбників на схід.

Цю незвичайність Сіда змушені були визнати навіть ворожі йому мусульманські історики, які усіляко старалися очорнити національного героя Іспанії, приписуючи йому риси виняткової жорстокості. «Людина ця була бичем свого часу, - писав про Сіда через десять років після його смерті арабський хронікер Ібн-Бассам, - але по своїй любові до слави, мудрій твердості характеру і героїчній доблесті він був одним з чудес Аллаха».

Як відомо, основними поетичними сказаннями Про Сіда, які дійшли до нас у віршованій версії, а іноді й у вигляді прозаїчних переробок, вкраплених в історичні хроніки, є:

1. Цикл, представлений поемами про короля Санчо II і про облогу Самори (XIII— XIV вв.), це своєрідний пролог до «Пісні про Мого Сіда».

2. Знаменита «Пісня про Мого Сіда», у якій біля трьох з половиною тисяч віршів. Виникла близько 1140 року, коли була ще свіжа пам’ять про історичного Сіда. Поема, очевидно, була складена якимось народним хугларом можливо, з колишніх дружинників Сіда. Витримана в реалістичному дусі, «Пісня» передає історичні події XI сторіччя й ідеалізує образ Сіда. В ній багато побутових мотивів і деталей; велике місце приділене сімейній тематиці. Послідовний антиаристократизм, особливо яскраво виражений в епізоді безчестя, нанесеного Сіду в особі його дочок інфантами Карріонськими, і в сцені суду, «Пісня» демократизує образ Сіда..Вона, всупереч історії, зображує його не представником феодальної знаті, яким Сід був насправді, а так званим «інфансоном», тобто лицарем нижчої категорії.

Демократизація героя, його дружини ч цілком відповідає загальному духу «Пісні», що є, по суті, поемою про Реконкісту, яка здійснювалася в основному не феодальною знаттю, а селянством і містами. Цим ( пояснюється високий патріотизм і народність «Пісні».

Сід - не тільки талановитий полководець. він справжній вождь і зберігає вірність королю, але проникнутий почуттям справедливої ненависті до феодальної знаті, що пригноблює народ. Це той Сід, якого й дотепер народна Іспанія вважає своїм національним героєм.

3. Поема, або римована хроніка, «Родриго» (1125 віршів) і романси, що примикають до неї, про Сіда (XIII-XV вв.). Цей цикл носить явно казково-фольклорний характер, розповідає про юнацькі роки Сіда, якого іменує Родриго, про вбивство ним графа Гомеса де Гормаса, який образив його старого батька - Дієго Лаінеса, про шлюб Родриго з дочкою вбитого Хіменою, про численні подвиги, здійснені ним у битвах з маврами, про вдалий двобій з арагонським лицарем, про видатну роль, яку він грав у боротьбі з могутньою анти- іспанською коаліцією в складі німецького імператора, французького короля, папи і патріарха.

Сід, або Родриго, у цій поемі з’являється перед нами з іншими рисами, ніж у «Пісні». Це не герой, наділений високою свідомістю, яка зумовлена його історичною місією, а буйний васал, що не бажає підкоритися волі короля, людина явно вираженого анархічного складу. Однак, незважаючи на всю фантастичність свого змісту, поема «Родриго» і романси, що примикають до неї, перейняті тими ж демократичними, антиаристократичними почуттями, що і «Пісня про Мого Сіда». Саме до поеми «Родриго» і до циклу романсів зверталися у своїй творчості знаний французький письменник Корнель у прослав

леній трагедії «Сід», видатний іспанський драматург XVII сторіччя Гільєн де Кастро в драматичній хроніці «Юність Сіда» і, нарешті, наш сучасник, Эдуардо Маркіна в трагічній легенді «Дочки Сіда».

(Смирнов А. А. Введение. // Песнь о Сиде. М.-Л.:Наука, 1959. - С.10-11.)

Песнь о моем Сиде (із скороченнями)

«Пісня про Сіда», що містить 3735 віршів, розпадається на три частини. У першій частині, що її дослідники називають «Пісня про вигнання», зображуються перші подвиги Сіда на чужині. Спочатку він добуває гроші для походу, заклавши евреям-лихварям під виглядом фамільних коштовностей скрині, наповнені піском. Потім, зібравши загін у шістдесят воїнів, заїжджає в монастир Педро де Карденья, щоб попрощатися з дружиною і дочками. Після цього він їде в Мавританську землю. Почувши про його вигнання, люди стікаються під його прапори. Сід здобуває низку перемог над маврами, відсилає частину здобутого королю Альфонсу.

(Сід послав за своїми родичами й васалами і оголосив, що король звелів йому вийти із своєї землі, що дав він йому термін не більш ніж дев’ять днів, і що тепер хоче він дізнатися, хто з них піде з ним, а хто залишиться.)

1 а «И тем, что со мной отправятся, дай, господи, награду,

И от тех, что останутся, ухожу я без досады».

Тут молвил Альвар Аньес, родич его ближайший:

«С вами пойдем мы, Сид, степью и городами.

5а.Никогда вас не оставим, пока живы и здравы.

И лошадей и мулов с вами загоним насмерть,

С вами мы разделим одежду и достаток.

Служить вам будем вечно, как друзья и вассалы».

Тут все подтвердили, что молвил дон Альвар.

10а Благодарил их мой Сид за привет и за ласку.

Выехал мой Сид на Бургос из Бивара.

Безлюдно, сиротливо стоит его замок.

1

Жгучими слезами так горестно плача,

Назад он обернулся, взглянул на палаты.

Видит двери без запоров и ворота все настежь,

И пустые нашесты без шуб и без платья,

Без соколов и ястребов слинявших.

Король за Сидом проследить приказал,

Чтоб, буде до срока не пройдет он рубежа,

315 Ни за серебро ни за злато не смог он убежать.

Вот день миновал и надвинулась тьма.

Сид своих рыцарей вместе собрал.

«Слушайте, бароны (не в обиду молвлю вам),

Малы мои достатки, но вашу долю я вам дам.

320 Поступайте же разумно, как подобает бойцам:

С самою зарею, чуть проснутся кочета,

Пусть всякий, не медля, седлает скакуна.

В колокол ударит в Сан-Педро аббат,

Троицыну мессу отслужит он нам.

325 Чуть мессу отслужит, должны мы ускакать:

Наш срок истекает, а дорога далека».

Так и сделали все, как мой Сид им приказал.

Ночь миновала, вот и день заблистал,

До первых петухов уже начали седлать,

330 К заутрени ударили во все колокола.

Мой Сид с супругой вступают во храм.

Припала донья Химена к ступенькам алтаря,

Создателя молила, как только могла,

Чтоб Сида Кампеадора уберег он от зла.

335 «О господи преславный, отец на небесах!

Ты создал небо и землю и с ними морскую гладь,

Ты создал звезды и солнце, и месяц, чтоб блистать,

Плотью ты облекся чрез пречистую мать,

В Вифлееме родился, когда пожелал.

340 Пастухи тебя восславили в великих хвалах,

С поклоном из Аравии явились три волхва

(То были - Мельхиор. Гаспар и Валтасар).

Злато, смирну и ладан принесли тебе в дар.

Спасен тобой Иона, как в море он упал.

345 Спасен Даниил из злого львиного рва,

Спасен тобою в Риме сеньор наш Сан-Себастьян,

Спасена тобой Сусанна от ложного суда.

Тридесять два года на земле ты пребывал.

Чудеса нам явил ты, есть о чем рассказать:

350 Из воды вино ты сделал, а из камня - хлеба,

Лазаря пробудил ты от смертного сна.

На горе, что зовется Кальвария, от евреев ты принял казнь,

На Голгофу взошел ты и распят был там.

Два разбойника висели у тебя по бокам.

355 Один пошел на небо, другой же - в ад.

На кресте изнывая, творил ты чудеса:

Слеп был Лонгин, ничего он не видал;

Пронзил тебя копьем, и кровь потекла,

По древку побежала, осталась па руках;

360 Поднял он руки и коснулся он лица,

Посмотрел во все стороны - открылись его глаза;

В тебя он уверовал, геенны избежал.

Из іробницьі ты вышел, от смерти ты восстал.

По святой своей воле спустился ты в ад,

365 Вывел патриархов, раздробивши врата.

Ты царь всей вселенной, над царями ты царь.

С молитвой и верой припадаю к твоим стопам.

И апостола молю я, чтоб вторил моим мольбам:

Чтоб Сида Кампеадора сохранил ты от зла.

370. Чтоб свидеться нам в жизни, коль расстаемся мы сейчас».

Как окончила молитву, обедня отошла.

Повалили все из храма, собрались уезжать.

Мой Сид донью Xимену обнял в последний раз,

Донья Химена у Сида стала руки целовать.

375. Горестно плачет, не знает, что начать.

«На него и на дочек обращает свой взгляд.

«Отдаю я вас в руки бога и небесного отца.

Разлучаемся и свидимся - бог ведает когда»

Вовек вы не видали чтобi плакали так:

380 Как ноготь от мяса, от него оторвалась

Мой Сид со всей дружиной собрался уезжать.

Чтоб взглянуть на своих, обернулся он назад.

Минайя Альвар Аньес так мудро тут сказал:

. «Мой Сид, где ваша стойкость, рожденный в добрый час?

385. Скорее в путь-дорогу! Пора нам поспешать.

Придет время, и в радость обратится ваша печаль.

Господь, что дал нам души, и совет нам подаст».

К аббату дону Санчо обратили словаа

Чтоб донью Химену с дочерьми охранял

390. А с нею всех женщин, что остатися там;

Пусть знает аббат, что получит добрый дар.

Повернулся к ним дон Санчо, и Альвар Аньес сказал:

«Коль людей вы увидите, что к нам идут, аббат,

Пусть едут по следу, скажите, пусть спешат

395. Нагонят нас в пустыне или в людных местах».

Опустили уздечки, принимаются скакать.

Уже близко срок подходит, чтоб край им свой покидать.

Ночевал мой Сид подле Эспинас-де Кан,

400. За ночь отовсюду стекается толпа.

399. Наутро с зарею он дальше поскакал.

401, Уходит в изгнанье верный Сид де-Бивар.

Оставил он влево добрый город Сант-Эстеван,

404. Добрался до Альковьехи, кастильского рубежа.

405. Кинейскую дорогу пересек он с утра.

Выше Навас-де-Палос Дудро он миновал.

У Фигеруэлы мой Сид заночевал.

Отовсюду к нему стекалась толпа.

19

Там прилег мой Сид, чуть надвинулась ночь,

410. Так сладко заснул он, объял его сон.

Архангел Гавриил в виденьи к нему сошел:

«Скачите, мой Сид, о добрый Кампеадор!

Никогда с такой удачей не выезжал еще никто:

Покуда вы живы, все пойдет хорошо».

415. Пробудился мой Снд, перекрестил он лицо.

Графа дона Раймунда в бою полонил он

И добыл меч Коладу, в тысячу марок ценимый

59

Победил он в этой битве, свою бороду прославил,

1025. Взял графа в полон и отвел в свою ставку.

Верным слу гам своим отдал его под стражу .

Вышел в поле мой Сид, покинул палатку.

Со всех сторон стеклись его вассалы;

Доволен был мой Сид, что пожива громадна.

1030. Ужин для Сида состряпали на славу;

Но графу Раймунду ничто не по нраву.

Вот яства приносят, перед графом их ставят.

Не хочет он есть, осыпал их бранью.

«Не съем ни куска, хоть отдай мне всю Испанию

1035 (Лучше тела лишусь и с душою расстанусь),

Раз в бою меня побили такие голодранцы».

60

Услышьте, что молвил дону Раймунду мой Сид:

«Поешьте, граф, хлеба, испейте этих вин.

Если нам подчинитесь, свободу вам дадим,

1040 А не то не видать вам христианской земли».

61

«Ешьте вы, дон Родриго, предавайтесь веселью.

Я не съем ни куска, умру голодной смертью».

Вплоть до третьего дня уломать не сумели.

Покуда они делили поживу и именье,

1045 Не заставили съесть ни крупиночки хлеба.

62

Молвил мой Сид: «Поешьте, граф, немного,

А не то не видать вам крещеного народа.

(У другій частині («Пісня про весілля») зображується завоювання Сідом Валенсії. Побачивши могутність Сіда і схвильований його дарунками, Альфонс мириться із Сідом і дозволяє його дружині і дітям перебратися до нього у Валенсію. Потім відбувається побачення Сіда із самим королем, що виступає сватом, пропонуючи Сіду в зятті поважних інфантів де Карріон. Сід, хоча і неохоче, погоджується на це. Він дарує зяттям два своїх бойових мечі і дає за дочками багате придане. Далі йде опис пишних весільних торжеств.)

102

«О милости вас молим, как короля и сеньора,

И вашей доброй помощи просим мы покорно,

1910 Чтоб посватали вы нас дочерям Кампеадора:

Хотим на них жениться ему в честь, себе на пользу».

Задумался король и раздумывал долго:

«Изгнал я из царства доброго Кампеадора,

Я принес ему вред, он - доход мне огромный.

1915 Этот брак, я не знаю, почтет ли он добрым.

Но коль просите вы, так начнем переговоры».

Альвар Аньеса Минайю и Педро Бермудеса

К себе приглашает король дон Альфонсо,

В обширной палате отвел он их в сторонку:

1920 «Минайя и Бермудес, слушайте, что я молвлю.

Доволен я службою Сида Кампеадора,

За заслуги его я помилую скоро.

Предо мной пусть предстанет, коль так ему угодно.

Но здесь при дворе другая есть новость:

1925 Диэго и Феррандо, инфанты из Карриона,

Хотят нынче взять дочерей его в жены.

Будьте добрыми гонцами, и прошу вас обоих,

Чтоб сказали вы об этом доброму Кампеа- дору:

Возрастет его слава и честь его рода,

1930 Коль он породнится с инфантами Карриона».

Минайя в согласье с Бермудесом молвил:

«О том, что вы сказали, у Сида мы спросим,

И пусть он решает, как душа его хочет». –

«Передайте Руй Диасу, рожденному в час добрый,

1935 Что навстречу ему приду по уговору,

Назначим мы место, где Сиду угодно,

Явить ему желаю я свою благосклонность».

Простились посланцы с королем Альфонсом,

В Валенсию едут знакомой дорогой.

1940 Чуть вести об этом дошли до Кампеадора,

Он выехал навстречу к вассалам своим добрым.

Улыбнулся мой Сид и крепко их обнял:

«Вы ли, Минайя и Бермудес, предо мною?

Не всюду найдешь двух таких баронов!

1945 Как здоровье Альфонса, моего сеньора?

Принял ли дары и остался ли доволен?».

Ответил Минайя: «И сердцем и душою

Доволен он остался и вернул вам благосклонность».

Промолвил мой Сид: «Благодарение богу!».

1950 Как послам подобает, повели они слово

О том, что поручил им дон Альфонс из Леона, -

Посватать дочек Сида за инфантов Карриона.

Мол, найдет в том Сид честь и славу для рода;

От сердца и души совет дан Альфонсом.

1955 Как Сид мой Кампеадор услыхал это слово,

Задумался он и раздумывал долго.

«Спасибо Хрисгу, моему сеньору!

Изгнан я был с бесчестьем и позором.

С великими трудами богатство я добыл.

1960 И милость короля вернул я, слава богу:

Вот он просит моих дочек для инфантов Карриона,

1961 а Скажите, Педро Бермудес, и вы, Минайя добрый:

1961 б Что думается вам об этом сговоре?». -

1961 в «Решайте, как хотите; не будем мы спорить». -

1961 «Инфанты Карриона - от крови благородной.

При дворе они в силе, и нравом прегорды.

Этим сватовством не очень я доволен.

Но раз советует тот, кто всех нас дороже,

1965 Начнем переговоры, но тайно и осторожно;

А там нас бог наставит на верную дорогу». –

«А сверх всего того говорит вам Альфонсо,

Что встретится он с вами, где будет вам угодно:

Видеть вас он хочет и взыскать своей любовью.

1970 Как лучше поступить, сговоритесь вы оба».

Тут промолвил мой Сид: «Сердечно я доволен.

Это свиданье где назначить нам должно?».

Тут молвил Минайя: «Где будет вам удобно».-

«Не худо бы знать решенье короля Альфонса:

1975 Туда, где он будет, и мы придем охотно,

Чтоб честь ему воздать, как королю и сеньору.

Но раз он так хочет, то мы ему покорны:

У берега Тахо, той реки полноводной,

Встретить готов я моего сеньора».

1980 Написали письмо, запечатали плотно,

Отправили с ним двух рыцарей конных:

Исполнит Кампеадор желанье дона Альфонса.

103

Принял ту грамоту король достопочтенный.

Как только прочел, возрадовался сердечно:

1985 «Кланяйтесь Сиду (в добрый час свой меч надел он).

Назначаем мы встречу отсель чрез три недели.

Если буду я жив, так приду непременно».

Гонцы вернулись к Сиду, нимало не помедлив.

С обеих сторон снаряжаются к отъезду.

1990 Кто видел в Кастилье столько мулов бесценных,

Столько коней для хорошего бега,

Холеных лошадей, скакунов безупречных,

Столько пестрых флажков, на копья надетых,

Щитов с золотой и с серебряной отделкой,

1995 Шелков александрийских и мантий и меха!

Велит король отправить много всяческой снеди

На прибрежие Тахо, где условлена встреча.

Скачет Альфонс с дружиной отменной,

Инфанты из Карриона едут за нею.

2000 Кой-что взяли в долг, а иное за деньги.

Думают, ждет их пожива без сметы,

И злато, и сребро, и всякое именье.

Король дон Альфонс скачет поспешно.

А графы и вельможи со свитою - следом.

2005 Инфанты из Карриона с большим конвоем едут.

С королем галисийцы, и леонцы в доспехах,

И кастильцы, которым и счета там нету,

Отпустив поводья, спешат к месту встречи.

104

В городе Валенсии - мой Сид Кампеадор;

2010 Он не мешкает нимало, готовится в поход.

Сколько мулов холеных и коней на подбор,

Сколько доброго оружья и добрых скакунов,

Сколько добрых плащей, епанчей и мехов!

Большие и малые - все в платье цветном.

2015 Минайя Альвар Аньес и Пер Бермудес лихой,

И Мартин Муньос, что держит Монте-Майор,

И Мартин Антолинес, бургасец удалой,

И отважный дон Жероме, епископ святой,

И Альвар Сальвадорес, и Альвар другой,

2020 И Муньо Густиос, этот рыцарь удалой,

И Галинд Гарсиас, что покинул Арагон, -

Все они снарядились с Руй Диасом в поход,

И все вассалы, сколько было их у него.

Но Альвару Сальвадоресу велит Кампеадор,

2025 И Галиндо-арагонцу приказывает он,

Чтоб Валенсию хранили и сердцем и душой.

Под начало их он отдал весь прочий народ.

Ворота алькасара (так повелел сеньор)

Должны быть на запоре весь день и всю ночь:

2030 Там его супруга и две дочери его

(За них душу и сердце отдать он готов)

И прочие женщины, что служат им давно.

Следить приказал он, как добрый барон,

Чтоб не вышла ни одна из дворцовых ворот,

2035 Пока тот не вернется, что в час добрый рожден.

Вот ушли из Валенсии и скачут во весь опор.

Сколько ратных копей, холеных скакунов!

Мой Сид взял их с бою: не дарил ему никто.

Так он едет на место, где ждет его король.

2040 Днем ранее прибыл король дон Альфонс.

Как увидели, что едет добрый Кампеадор,

С великим почетом встречал его король.

Как завидел его тот, что в час добрый рожден,

Позади оставляет он весь свой конвой,

2045 Едут с ним лишь пятнадцать вернейших бойцов,

Вместе с ними с коня сошел Кампеадор.

Вот как сделал рожденный под счастливой звездой:

Ладони и колени прижал к земле сырой,

Зубами грызет он ковыль полевой,

2050 Горячо он плачет от радости большой.

Так умел поклониться сеньору герой.

Распростерся мой Сид у королевских йог,

И сильно опечалился король дон Альфонс.

«Встаньте немедля, о Сид Кампеадор!

2055 Целуйте мне руки, но ноги - ни за что.

Коль сейчас же не встанете, опалы ждите вновь».

Но все на коленях стоит Кампеадор:

«Милости прошу я, природный мой сеньор!

Вот так пред вами стоя, пусть буду я прощен,

2060 Чтоб слышали все, что стоят здесь кругом».

Молвил король Альфонс: «Всей душой я готов.

При всех я вас прощаю, возвращаю вам любовь.

В пределы своей державы принимаю вас вновь».

Ответил мой Сид, так вымолвил он:

2065 «Прощенье принимаю, о Альфонс, мой сеньор!

Спасибо богу в небе, а вам после него,

И всем этим дружинам, что стоят здесь кругом».

Руку Альфонсу целуя, Сид с земли не встает.

Наконец, поднявшись, в уста лобзает его.

2070 Всем это было любо и по сердцу пришлось,

.ДІишь Альвар Диас и Гарсия Ордоньес в душе затаили зло.

Тут вымолвил слово мой Сид Кампеадор:

Всякий в дом свой вернулся, откуда пришел.

Тут прославил свое имя мой Сид Кампеадор.

2145 Столько мулов отменных и коней на- подбор,

2147 Столько платьев хороших (все - ценное добро)

2146 Раздавал он без счета всем, кто брал от него,

Кто что ни попросит, то взять ему вольно.

Шестьдесят лошадей раздарил Кампеадор.

2150 Всем людям на радость был этот сговор!

Собрались они в дорогу, чуть стало темно.

Обоих инфантов взял за руки король;

Сиду Кампеадору поручает их он:

«Пусть же будут зятья вам вместо сынов:

2155 Что угодно, творите над ними, Кампеадор». -

«Принимаю ваш дар, спасибо вам, сеньор,

Сторицей за это да воздаст вам господь!

105

2160 Прошу вашей милости, король богоданный:

Раз выдали вы дочек по вашему желанью,

Отца посаженного, прошу, им назначьте:

2165 Своею рукой ни за что не отдам их».

Ответил король: «Вы здесь, Альвар Аньес?

Возьмите их за руки и отдайте их инфантам,

Как сделал бы я, если б там я был с вами.

Отцом посаженным будьте на свадьбе.

2170 О ней мне при встрече расскажите всю правду».

Отвечал Альвар Аньес: «Сеньор, я согласен».

Все уладили, знайте, с толком и разуменьем.

106

«О король дон Альфонс, сеньор достопочтенный,

Примите подношенье в память нашей встречи:

2175 Тридцать вьючных коней, все в сбруях отменных,

И тридцать скакунов, все в седлах драгоценных,

Примите от меня - целую руки смиренно».

Молвил дон Альфонс: «Смущен я непомерно,

Но от вас принимаю я это подношенье.

2180 Пошли вам творец со всей силою небесной

Большое возмещенье за дар прелюбезный.

Вы, Сид мой, Руй Диас, почтить меня сумели -

Премного я доволен, вы служите мне верно.

Коль буду я жив, добром вам отвечу.

2185 Поручаю вас богу и отсюда я еду.

Господь да обратит нам это на потребу».

107

2158 На коня Бабьеку мой Сид вскочил проворно:

«Вот здесь я говорю пред королем Альфонсом:

2160 Кто хочет быть па свадьбе и уйти одаренным,

Пусть едет со мною, получит он пользу».

2187 Простился мой Сид с королем, своим сеньором,

Провожатых не просит, в путь собрался скоро.

Видать бы вам рыцарей! Как все они довольны!

2190 Целуют они руки королю Альфонсу:

«Да будет ваша милость: отпустить нас извольте;

Хотим мы у Сида, в Валенсии высокой,

Попировать на свадьбе инфантов Карриона

С доньей Эльвирой и доньей Соль, дочерьми Кампеадора».

2195 Доволен был король, и всем дал он отпуск.

Рать у Сида растет, и тает у Альфонса.

Уходят с Кампеадором бесчисленные толпы.

Подступают к Валенсии, что взял он в час добрый.

К Феррандо и Диэго приставил он для надзора

2200 Педро Бермудеса и Муньо Густиоса –

Двух лучших слуг Биварского дома, -

Чтоб разведали норов инфантов Карриона.

Был тут Асур Гонсалес, крикун пустозвонный,

На язык только бойкий, но на дело-не очень.

2205 Везут с большим почетом инфантов Карриона.

И вот они в Валенсии, добыче Кампеадора.

120

Радостен мой Сид со всем своим двором:

Убил царя Букара и мавров поборол.

Руку поднял, погладил бороду он:

«Восславим Христа, что над миром сеньор!

2510 Сегодня я видел, что милей мне всего:

Как зятья мои оба бились рядом со мной

Хорошие вести придут в Каррион.

И им будет слава, и нам от них - прок».

121

Велика та пожива, что все получили.

2515 Про запас часть отложена, часть уже поделили.

Приказал мой Сид, что в час добрый родился,

Чтоб из этой добычи, завоеванной в битве,

Законную долю взял каждый воитель

И чтоб не забыли про Сидову пятину.

2520 Так и сделали всё: распорядок там чтили.

Шестьсот лошадей достались тут С иду

И уйма верблюдов и вьючной скотины,

Так много всего, что и счесть нету силы

122

Всю эту поживу захватил Кампеадор.

2525 «Благодарю тебя, боже, ты над миром сеньор.

Беден прежде был я, богатым стал с тех пор.

Добыл почести и земли, и злато, и серебро.

В зятья себе взял я инфантов де Каррион.

Побеждал я в сраженьях - поддержал меня бог.

2530 Мавры и христиане дрожат передо мной.

Марокканцы в мечетях трепещут давно,

Ждут набега дружин моих каждую ночь,

Хоть пока что мне это и на ум не пришло:

Не пойду их искать, мне и дома тепло.

2535 Но дань они заплатят, коль поможет нам бог.

Мне иль другому, как мне будет вольно».

Великое веселье в Валенсии пошло:

Ликует дружина и с ней Кампеадор;

2540 Вспоминают сраженье и арабов разгром.

2537 И ликуют беспечно оба зятя его.

На пять тысяч марок добычи им пришлось.

Мнят себя богачами инфанты де Каррион.

Вот вместе с другими пришли они на сбор.

Там - епископ дон Жероме, и Сид Кампеадор

2545 И добрый Альвар Аньес, воитель удалой,

И прочие из тех, кого вскормил Кампеадор.

Как в палатку вступили инфанты де Каррион,

Минайя ради Сида отвесил им поклон:

«Из-за вас, свояки, больше стоит наш род».

2550 И Сиду Кампеадору был мил их приход:

«Здесь я, зятья, с благородной женой,

И обе мои дочки, донья Эльвира и донья Соль;

Пусть служат они вам верно, обнимают вас тепло:

Хвала приснодеве, богоматери честной.

2557 Вы получите славу от брака своего,

О вас добріле вести пойдут в Каррион».

123

На эти слова отвечал дон Феррандо:

2560 «Слава богу и вам, - о Сид достославный!

Столько у нас добра - несметное благо!

Ради вас мы отличились и добыли славу,

2555 Побеждаем мы в поле, убиваем мы мавров,

2556 И сражен нами Букар, отъявленный предатель.

2563 О другом вы пекитесь, а наше все сохранно».

Все Сидовы вассалы сидели усмехаясь:

2565 Знали, кто был храбрейшим в погоне и в схватке,

Но не видели там ни Диэго, ни Феррандо.

Обнимал их отец, а мать их миловала:

«Идите вы, дочки, господь вам охрана,

2635 А моя и отцовская милость - над вами.

Поезжайте в Каррион, в ваши земли и замки.

В добрый час, мне сдается, я вас выдала замуж».

У отца и у матери руку лобызали,

А те их благословили с любовью и лаской.

2640 Мой Сид и другие тут стали собираться.

Роскошна их сбруя, и лошади, и латы.

Из Валенсии светлой уходят инфанты,

Обняли дочки Сида своих служанок.

Быстрой рысью миновали валенсийские ограды.

2645 Бодро едет мой Сид, и вассалы все рады.

Хоть видел по птицам в добрый час надевший шпагу,

Что не будет добра им от этого брака, -

Но раз выданы замуж, не возьмешь их обратно.

126

«Где ты, Фелес Муньос, племянник мой кровный?

2650 Ты двоюродный брат дорогим моим дочкам.

Проводить ты их должен до самого Карриона,

Чтоб видеть надел, им в дар отведенный,

И с этими вестями вернуться к Кампеадору».

Молвил Фелес Муньос: «С любовью и охотой».

2655 Минайя Альвар Аньес тут к Сиду подходит:

«Возвратимся, мой Сид, в Валенсию тотчас,

Коль допустит господь, отец, что нас создал,

Мы сами в Каррион наведаемся в гости». –

«Донья Эльвира и донья Соль! Поручаем вас богу.

2660 Живите счастливо на радость вашим кровным».

Отвечали зятья: «Дай бог вам здоровья!».

При разлуке настало превеликое горе,

В сокрушенье рыдают и родитель и дочки.

И с ними рыдает дружина Кампеадора.

2665 «Слушай, Фелес Муньос, племянник мой кровный!

Нынче ночью в Молину вы приедете на отдых, -

Поклонитесь там другу, мавру Абенгальбону.

Пусть зятьев моих примет радушно и охотно.

Выдал-де я дочек за инфантов из Карриона;

2670 Пусть всем, что потребно, снабдит их на дорогу

И вплоть до Медины проводит мне в угоду.

За все, что он даст им, расплачусь я втрое».

Тут расстались они, словно мясо и ноготь.

Вот вернулся в Валенсию рожденный в час добрый;

2675 Двинулись дальше инфанты Карриона:

В Санта-Мариа Д’Альваррасин был первый их отдых.

Едут дальше инфанты и скачут так бодро,

Что вот уже они в Медине у мавра Абенгальбона.

Как увидел их мавр, доволен был премного;

2680 Гостей он встретил с великим почетом.

Боже, как ублажал он их всем, чем угодно!

Наутро пустился вместе с ними в дорогу,

Для охраны две сотни отрядил он конных.

По кряжу проходят, что зовется Лусоном,

2687 Пересекши Арбухуэло, добрались до Халона.

2688 В местечке Ансарера стали на отдых.

2685 Щедро мавр одарил дочерей Кампеадора,

2686 Много дал лошадей инфантам из Карриона,

2689 Все это он сделал Руй Диасу в угоду.

2690 Видят братья: богатство у мавра огромно.

Предательство злое тут задумали оба:

«Все равно мы покинем дочерей Кампеадора,

Так убьем заодно и мавра Абенгальбона.

Все, что есть у него, станет нашим без спора,

2695 Будет цело и сохранно, как доход с Карриона.

Мой Сид ничего с нас не взыщет до гроба».

Когда этот обман замышляли каррионцы,

Мавр, по-нашему знавший, их подслушал и понял...

(У третій частині («Образа в гаю Корпес») розповідається, як зяті Сіда виявилися нікчемними боягузами. Не стерпівши глузувань Сіда і його васалів, вони вирішили помститися за цю образу його дочкам. Під приводом бажання показати дружин своїй рідні вони знарядились в путь. Доїхавши до дубового гаю Корпес, зяття зійшли з коней, жорстоко побили своїх дружин і залишили їх прив’язаними до дерев. Вони загинули б, якби не племінник Сіда Фелес Муньос. Він розшукав їх і привіз додому. Сід вимагає помсти. Король скликає кортеси, щоб судити винних. Зав’язавши свою бороду, щоб хтось не образив його, смикнувши за неї. Сід з’являється у кортесах. Справа вирішується судовим двобоєм («божий суд»). Бійці Сіда перемагають відповідачів, і Сіл тріумфує. Він розв’язує свою бороду, й усі дивуються його величному стану. До дочок Сіда сватаються нові наречені - принци Навари й Арагона. Поема закінчується славослів’ям Сіду.)

2765 Сколько ни просили, не вняли им злодеи.

Каррионские инфанты их бьют, не жалеют,

Бьют ременною плетыо, жестоко их хлещут,

Бьют острою шпорой, кровь так и хлещет.

Изодрали рубахи и мясо на теле.

2770 На платье исподнем кровь светлая рдеет,

А обида проникла до самого сердца.

Вот было бы счастье, кабы дал царь небесный,

Чтоб Сид Кампеадор объявился в том месте.

Так тяжко их избили, едва не до смерти.

2775 Окровавлены рубашки и нижние одежды.

Примахались у братьев и руки и плечи:

Ведь они состязались, кто ударит крепче.

Донья Эльвира и донья Соль от боли онемели.

Замертво их бросили в лесу меж деревьев.

129

2780 Горностаевые шубки забрали у избитых,

Оставили без плащей, в рубахах, полунагими.

Среди птиц этих горных, средь зверей этих диких

Полумертвы лежат, поймите, полуживы.

Вот было бы счастье, если б прибыл Руй Диас!

130

2785 Замертво их бросили каррионские инфанты;

Не помогут друг дружке, лежат бездыханны.

А мужья по горам, похваляясь, скачут:

«Мы за нашу женитьбу отдарили им подарок.

Никогда и в наложницы не взяли б мы их сами,

2790 Не принудь нас король к неравному браку.

За шутку со львом мы сполна расквитались».

131

Так похвалялись инфанты де Каррион.

О Фелесе Муньосе теперь речь пойдет

(Родной ему дядя мой Сид Кампеадор).

2795 Не с охотой, по приказу поехал он вперед,

По тропинке он скачет, но тоска его грызет.

Вот отстал он от других, свернул с дороги вбок

И в чаще густой у тропинки залег.

Там ждет, не увидит ли двоюродных сестер,

2800 Не узнает ли, что сделали инфанты де Каррион.

Услыхал он их речи и увидел их вдвоем;

А они его не видят, и им невдомек,

Кабы его заприметили, не ушел бы он живьем.

Вот скачут инфанты, мчатся во весь опор.

2805 По следам их вернулся Фелес Муньос лихой;

Сестер своих находит, без чувства и без слов.

С криком «Сестры, о сестры!» с седла он сошел.

Коня привязал он, подбежал к ним бегом.

«О сестры, мои сестры, донья Эльвира и донья Соль!

2810 Горько вас обидели инфанты де Каррион.

Горшее воздаянье да пошлет им бог».

В чувство он начал приводить их, как мог.

Так они ослабели, что нет у них слов.

От горя разрывается сердце у него.

2815 Кличет: «Сестры, сестрицы,

донья Эльвира и донья Соль!

Очнитесь, сестрицы, - да поможет вам господь, -

Пока светит нам солнце и не стелется ночь,

Чтоб не съели нас звери средь диких этих гор».

Понемногу очнулись донья Эльвира и донья Соль.

2820 Открыли глаза и видят Муньоса пред собой.

«Мужайтесь, сестрицы, - да поможет вам бог, -

Чтоб меня не застали инфанты де Каррион.

Искать меня будут, обыщут весь бор, -

Здесь умрем мы все трое, коль не выручит бог».

2825 В таком великом горе сказала донья Соль:

«Если дорог вам, братец, отец наш Кампеадор,

Водицы нам дайте, - наградит вас господь».

Фелес Муньос своею шапкой дорогой,

Новой и ладной, что из Валенсии привез,

2830 Воды зачерпнул и сестрицам поднес.

Питье бедняжкам по вкусу пришлось.

Уговаривал их долго и поднял с трудом,

Ободрять он их начал, утешал их, как мог,

Когда малость окрепли, взял их на руки он.

2835 Как можно скорее посадил их в седло,

Плащом своим обеих укутал тепло.

Под уздцы взял он лошадь, покидает он бор.

Втроем они едут в лесу меж дубов;

Когда стало смеркаться, они вышли из гор.

2840 До берега Дуэро дошли они шажком,

У башни доньи Урраки он оставил их вдвоем,

Поехал в Сант-Эстеван к Диэго Тельесу в дом;

У Альвара Аньеса Минайи был ленником тот.

Узнав, что случилось, опечалился он.

2845 Взял добрую одежду и мулов под седлом,

Поехал сейчас же к донье Эльвире и донье Соль

И в Сант-Эстеван их привез в ту же ночь.

Как только умел, оказал он им почет:

Живет в Сант-Эстеване учтивый народ.

2850 Огорчились сант-эстеванцы из-за этих невзгод.

Дали дочкам Кампеадора и пищу и уход,

Чтоб до выздоровленья там жили без забот.

Хвастаются дома инфанты де Каррион.

2851 а Известие об этой расправе по Кастилии разнеслось.

Весьма огорчился добрый король дон Альфонс.

2855 В Валенсию Великую прислали гонцов.

Как об этом прослышал Сид Кампеадор,

Задумался надолго, не молвил ничего.

Вот поднял он руку, гладит бороду он.

«Восславим же Христа, - он над светом сеньор, -

2860 За честь, что мне воздали инфанты де Каррион,

Клянусь бородою (нес дергал ее никто):

Не пройдет это даром инфантам де Каррион.

А дочек моих обеих я замуж выдам легко».

Огорчен был мой Сид и все люди его,

2865 А МинайяАльвар Альес - и сердцем и душой.

Вот скачут Минайя и Бермудес лихой,

И Мартин Антолинес, бургосец удалой,

С двумя сотнями конных, что дал им Кампеадор.

Накрепко велел им скакать и день и ночь,

2870 Привезти его дочек в Валенсию домой.

Исполнили, не мешкая, что велел им сеньор.

Во все дни и все ночи они шпорят скакунов.

Вот прибыли в Гормас, где Дуэро течет.

Там, знаю я верно, провели они ночь.

2875 До Сант-Эстевана известие дошло,

Что едет Альвар Аньес, чтоб взять своих сестер.

Тут все сант-эстеванцы, как люди с умом,

Встречают Минайю и двести его бойцов.

Принесли они Минайе в ту ночь большой оброк.

2880 Принять не захотел он, благодарил их, как мог:

«Спасибо, сант-эстеванцы, - разумный вы народ, -

За честь, что оказали вы нам среди невзгод.

Благодарит вас издалече мой Сид Кампеадор,

И я, здесь на месте, от имени его.

2885 Господь, царь небесный, да воздаст вам за то».

Все его благодарили, доволен им народ.

Разошлись по домам, чтоб проспать эту ночь.

Пошел туда Минайя, где сестрицы его.

Глядят, не наглядятся донья Эльвира и донья Соль:

2890 «Так мы вам рады, точно бог к нам пришел.

Его благодарите, что мы живы до сих пор.

А после, на досуге, как вернемся мы в свой дом,

Рассказать мы вам сможем про весь наш позор».

137

3270 Тут граф дон Рамон сказал такое слово:

«И злато и сребро растратили вы оба.

Но так мы решаем пред лицом дона Альфонса:

Вам натурой платить, а принять Кампеадору».

Тут видят инфанты, что платить придется.

3275 Видеть бы вам, как ведут скакунов быстроходных,

Сколько крепких коней, сколько мулов надежных,.

Сколько несут мечей и доспехов отборных!

Принял их мой Сид по оценке законной.

Кроме двух сотен, что за доном Альфонсом,

3280 Все отдали инфанты рожденному в час добрый.

Своего не хватило, так призаняли чужого.

Эта тяжба, знайте, пошла им не на пользу.

138

Все это добро Сид Руй Диас принял,

Отдал под охрану и присмотр дружине.

3285 Но покончив с одним, о другом говорит он:

«Смилуйтесь, король, сеньор благочестивый!

С ума мне нейдет эта худшая кривда.

Слушайте, кортесы, сострадайте моей обиде:

От инфантов каррионских в большой я обиде;

3290 Не мог у без боя расстаться с ними.

139

Скажите, что я вам сделал, инфанты Карриона,

В шутку иль взаправду, иль поступком, иль словом?

По решению кортесов все исправить готов я.

Но зачем меня в сердце вы ранили глубоко?

3295 Увезти из Валенсии я вам дочек позволил

С превеликою честью и именьем огромным.

Если вы их не любили, собаки и воры,

Зачем вы их вывели из Валенсии высокой?

За что вы их избили и плетью и шпорой,

3300 Одних их оставили средь дремучего бора,

Средь диких зверей и коршунов горных?

Да покроет вас срам за дело такое.

Если мне не ответите, пусть решают бароны».

140

Тут граф дон Гарсия на ноги поднялся:

3305 Смилуйтесь, король, о лучший в Испании!

Вот он, мой Сид, на кортесы эти званый.

Отрастил себе бороду и ходит косматый.

Одни его боятся, другим нагнал он страха.

Но из знатного рода каррионские инфанты:

3310 Они бы этих дочек, рожденьем им неравных,

Не взяли и в наложницы, а в жены - и подавно.

Если бросили их, поступили по праву.

А все, что говорит он, не ценим мы нимало».

В ту пору мой Сид начал бороду гладить:

3315 «Слава богу, что небом и землею правит!

Бороду себе я отрастил на радость.

Что же вам, граф, от нее теперь надо?

До сих пор за нее не краснел никогда я:

Никто из людей не дернул ее ни разу,

3320 Не рвал ее рожденный ни христианкой, ни арабкой,

Как я вам ее дергал в крепости Кабра.

Когда Кабру я брал с бородой вашей графской,

Драл ее по щепотке каждый мальчик плюгавый.

До сих пор в ней проплешины видит каждый.

3324а А клочья ношу в кошельке я сохранно».

141

3325 Ферран Гонсалес тут на ноги встал,

Голосом громким, услышьте, что он сказал:

«Эту тяжбу, мой Сид, пора вам кончать.

Все мы вам вернули из вашего добра.

Пусть не будет между нами ни разлада, ни свар.

3330 От графов Каррионских порода в нас пошла:

И король, и император нам бы дочь свою дал;

Но дочки идальго никак нам не чета.

Оттого, что по праву мы бросили их там,

Мы собою гордимся еще больше, чем всегда».

142

3335 На Педро Бермудеса Сид глянул с усмешкой:

«Что ж, Педро Немой, ты, муж, молчащий вечно?

Хоть мне они дочки, да ведь сестры тебе-то.

Меня бранят инфанты, но в тебя они метят.

Не будешь ты биться, если я им отвечу».

143

3340 Тут Педро Бермудес ответ ему держал

(Он туг на язык и на речи не тароват,

Но начнет, так за словом не полезет в карман):

«Скажу вам, Кампеадор, уж таков у вас нрав:

Немым вы на сходках меня дразните всегда.

3345 Хорошо вам известно: не моя в том вина;

Но дело за мною не станет никогда. –

Лжешь ты, Феррандо, вздор ты наболтал,

Из-за Сида Кампеадора возросла вам цена.

Про все твои ухватки расскажу я сполна.

3350 Припомни, как битва под Валенсией была.

У честного Кампеадора просил ты первый удар -

Увидел ты м«вра и к нему поскакал,

Но еще не подъехав, обратно удрал.

Кабы я не подвернулся, тебе бы пропадать.

3355 Я встал между вами и на мавра напал,

После первых ударов свалил его с седла.

Передал тебе лошадь, и никто не видал:

До нынешнего часа я об этом молчал.

Муньо Густиос встал на ноги в ту пору:

«Молчи, предатель, изменник ты подлый!

3420 Раньше ты ешь, чем помолишься богу;

Коль с кем поцелуешься, рыгнешь ему в морду.

Правды не говоришь ты ни другу, ни сеньору,

Всех оболгал ты, а больше всех - бога.

Дружбы твоей не ценю я нисколько.

3425 Признать тебя заставлю, что таков ты, как я молвил».

Сказал дон Альфонс: «Пререкаться довольно.

Кто вызвал, пусть бьется, и бог ему в подмогу».

Не успели покончить с этим разговором,

Как видят: два рыцаря в кортесы входят.

3430 То Иньиго Хименес и Охарра достойный.

От наваррского инфанта Охарра был послан,

А Иньиго - сватом от инфанта из Арагона.

Целуют они руки королю Альфонсу

И просят дочерей моего Сида Кампеадора,

3435 Чтоб быть им королевами Наварры и Арагона,

Чтоб с честью и благословеньем король их отдал в жены.

Тут все замолчали, и слушают бароны.

Мой Сид дон Родриго встал на ноги скоро.

«Смилуйтесь, дон Альфонс, король и сеньор мой!

3440 Всем сердцем благодарен я господу богу,

Что сватов ко мне заслали из Наварры и Арагона,

Не я, а вы, сеньор, их выдали в ту пору,

И в ваших же руках теперь они снова.

Без вашего приказа не скажу я ни слова».

3445 Король поднялся и возвысил голос:

«По воле вашей, Сид, Кампеадор благородный,

Согласился я на все, что вам будет угодно.

Эти две свадьбы порешим мы сегодня;

Возрастет ваша честь и земли и угодья».

3450 Встал на ноги Сид и к руке подошел он:

«Согласен я, сеньор, если так вам угодно».

Тут промолвил король: «Бог воздаст вам, как должно.

Вам, Иньиго Хименес и Охарра, я молвлю:

На эту женитьбу я согласен без спора.

3455 Донью Эльвиру и донью Соль, дочерей Кампеадора,

Этим двум инфантам Наварры и Арагона

С благословеньем и почетом отдаю я в жены».

Хименес и Охарра встали проворно,

Целуют они руки у короля Альфонса,

3460 А после него у Сида Кампеадора.

Порешили сговор и скрепили его словом.

Чтоб все сделалось так иль лучше, коль возможно.

Пришлось это по нраву на кортесах многим,

Но не очень понравилось инфантам из Карриона.

3465 Минайя Альвар Аньес встал на ноги в ту пору:

«Прошу вашей милости, как короля я сеньора

(И пусть будет не в досаду моему Сиду Кампеадору):

Во все время кортесов я вас не тревожил,

Но теперь от себя сказать хотел бы слово».

3470 Ответил король: «Разрешаю вам охотно.

Говорите, Минайя, все, что угодно». -

«Послушать прошу я собравшихся баронов.

Велика моя обида на инфантов Карриона:

Им сестер своих вручил я от лица дона Альфонса.

3475 С благословеньем и почетом они взяли их, как должно,

Много приняли добра от Сида Кампеадора,

Но назло нам отринули дочерей его с позором.

Я в том их обвиняю, как изменников подлых.

Правда, они вышли из рода Вани-Гомес,

3480 В нем много было графов и славных и достойных.

Но хорошо нам известны их нынешние козни.

За то благодарю я милость господню,

Что донью Эльвиру и донью Соль посватали в жены

Эти оба инфанта Наварры я Арагона...

3570 Вот ровно три недели после кортесов прошло,

Бойцы Кампеадора явились в этот срок,

По велению сеньора, чтоб исполнить свой долг.

Взял их под защиту король дон Альфонс.

Два дня они прождали инфантов де Каррион.

3575 На лихих конях- инфанты, в оружье дорогом.

Со всей своей роднёю сошлись они на том,

Что бойцов Кампеадора захватят врасплох

И убьют их среди поля, их сеньору на позор.

Злое дело задумали, но не вышло ничего:

3580 Уж очень был им страшен король дон Альфонс.

С оружьем во храме промолились всю ночь.

Когда ночка миновала и солнце взошло,

Много там съехалось всяких добрых вельмож,

Чтоб видеть поединок и потешить свой взор,

3585 Сверх прочих явился и король дон Альфонс,

Чтобы правды добиться, а кривды - ни за что.

Поединщики Сида снаряжаются в бой.

Все - в добром согласье: ведь один у них сеньор.

Оружье надевают инфанты де Каррион,

3590 Граф Гарсия Ордоньес советы им дает.

Королю дону Альфонсу они били челом –

Чтоб Коладой и Тисоной не бился никто,

Чтоб люди Кампеадора не пускали их в ход.

Жалеют, что их отдали инфанты де Каррион.

3595 Короля они просили, но не слушал их он.

«Надо было в кортесах просить нас о том.

Бейтесь храбро, и будет остер ваш клинок,

Как Колада с Тисоной у ваших врагов.

Так ступайте же на поле, инфанты де Каррион;

3600 По-рыцарски сражайтесь; вам будет нелегко:

Не станет дело за теми, кого избрал Кампеадор.

Если вы их победите, то прославите свой род,

Если будете побиты, на нас не таите зло:

Все знают, что вы сами напросились на то».

3605 Горько стало инфантам и на сердце тяжело.

Теперь им раскаяться в злодействе пришлось!

За то, чтоб его не было, подарили б Каррион.

Бойцы Кампеадора снарядилися в бой.

Взглянуть на них приходит король дон Альфонс.

3610 Тут молвили трое биварских бойцов:

«Целуем ваши руки, вы - король наш и сеньор.

Их и нас вы рассудите справедливым судом.

Помогите нам в правде, а в кривде - ни за что.

Большая свита у инфантов де Каррион.

3615 Что они замышляют - не ведаем о том.

На ваше попеченье нас отдал наш сеньор.

Окажите нам защиту, да поможет вам бог!».

Тут промолвил король: «От сердца я готов».

Подвели им коней, боевых скакунов;

3620 Седла перекрестивши, помчались они в бой.

Щиты у них на шеях с хорошим шипом,

В руках у них копья с разящим острием,

Три добрые пики, и каждая - с флажком;

Много добрых баронов с ними скачут верхом.

3625 Вот выехали в поле, где вехи - кругом.

У бойцов Кампеадора был крепкий уговор:

Каждому рубить без страха противника своего.

Вот навстречу выезжают инфанты де Каррион

Со свитой несметной: многолюден их род.

3630 Король назначил присяжных, судящих правду и ложь,

Чтоб не смели с ними спорить, где правда и где ложь.

Как прибыли на поле, рек король дон Альфонс:

«Услышьте, что скажу вам, инфанты де Каррион!

Если б вы не отказались, в Толедо был бы бой.

3635 Этих трех рыцарей, что избрал Кампеадор,

Под своею охраной я привел в Каррион.

Домогайтесь же правды, но кривды - ни за что.

Ибо кто в чем скривит, тот наказан будет зло:

Во всей моей державе нет места для него».

3640 Тяжко это слышать инфантам де Каррион.

Расставили вехи пристава и король.

Все покинули поле и стали кругом.

Хорошо растолковали им всем вшестером,

Что, кто ступил за вехи, тот уже побежден.

3645 Вокруг расположился весь честной народ,

Ровно на шесть древков от вех отведен.

Поделили тут солнце меж обеих сторон;

Лицом к лицу их оставив, из круга вышли вон.

Мчатся воины Сида на инфантов де Каррион,

3650 А инфанты Карриона - на биварских бойцов.

Каждый себе наметил противника своего.

Прикрыли они грудь свою широким щитом.

Наперевес они взяли копья с флажком,

Наклонили они лица над лукой и седлом,

3655 Скакунов подгоняют ударами шпор.

Земля затрепетала от конских тех ног.

Каждый из рыцарей наметил своего;

Трое против троих они сшиблись вшестером:

Ни один не уцелеет - так думают кругом.

3660 Первым Бермудес вступает в бой с врагом;

С Феррандо Гонсалесом сшибается он.

Разят они в щит, не боясь ничего.

Феррандо дону Педро весь щит пропорол;

Копье торчит наружу, но в мясо не вошло;

3665 В двух местах преломилось сразу древко его.

Не качнулся от удара Бермудес удалой.

Один удар он принял, а другой сам нанес:

Весь шип в щите сломал он и сразу вышиб вон.

Прошло копье сквозь тело, тут и щит не помог.

3670 Вонзилось в грудь железо, от сердца недалеко.

Но тройной была кольчуга, и Феррандо это спасло:

Два пласта копье пробило, сквозь третий не прошло.

И нательник, и рубашка, и все кольца заодно

Вошли ему в тело на целую ладонь.

3675 Из горла наружу кровь хлынула ртом.

3745 Скажем мы теперь о рожденном в час добрый.

Валенсия великая охвачена восторгом,

Ибо так отличились бойцы Кампеадора.

За бороду взялся Руй Диас благородный:

«Отомстил я за дочек, слава господу богу!

3750 Заплатил я за них каррионцам позором.

Без стыда их выдам за кого мне угодно».

Сделали свое наваррцы и арагонцы –

Свиделись опять с Альфонсом Леонским;

Донья Эльвира и донья Соль обвенчаны снова.

3755 Первый брак был почетен, а второй еще боле:

Лучшим, чем прежде, мужьям Сид их отдал.

Смотрите, как прославился рожденный в час добрый.

Царят его дети над Наваррой и Арагоном.

Испанские короли теперь - его потомки,

3760 И на честь им родство с рожденным в час добрый.

Преставился от мира Руй Диас благородный

В Троицын день, спаси его, боже!

Всем нам, грешным и праведным, дождаться того же.

Вот славные деянья моего Сида Кампеадора.

3765 На этом кончаем мы наше слово. Аминь.

Кто писал эту книгу, пусть от бога дождется рая.

Писал ее Пер Аббат среди месяца мая,

В год нашей эры тысяча триста сорок пятый.

Эта песня прочтена,

Дайте нам вина;

А коль денежки нету,

Снимайте, во что одеты,

И дадут вам под это.

(Песнь о Сиде. Староиспанский героический эпос. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1959. Пер. Б. И. Ярхо и Ю. Б.Корнеева - С. 13-42.)







На нашому каналі стартував марафон підготовки до ЗНО з української літератури. В рамках якого ми кожного дня будем викладати відео з новим твором. Підписуйтесь на наш канал та приєднуйтесь до марафону.